?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Мультикультурализм: иллюзии и реальность.
heshilao
Originally posted by georgia_canada at Мультикультурализм: иллюзии и реальность.
Сегодня напечатали мою статью. Задумана она была давно, но ее публикация затянулась по техническим причинам.
Хотя повод сейчас самый я думаю подходящий. 16 апреля будет слушание по делу Андерса Беринга Брейвика.
Спасибо моему респонденту Эндрю Андерсену за материал. Дальше текст и ссылка на сайт газеты.

Мультикультурализм


Устоям ряда псевдотолерантных западных обществ был брошен жесткий вызов на острове Утойя и в Осло 22 июля 2011 года, когда под прицельным огнем Андерса Беринга Брейвика погибли 77 человек.

Сотни людей по всему миру сочувствуют ему, несмотря на страшное преступление, которое он совершил. За которое, кстати, он просил наградить его медалью… И пока медэксперты пытаются определить степень его вменяемости, единомышленники шлют ему письма поддержки и деньги. Он всегда открыто высказывал свои радикальные взгляды, используя для этого интернет-форумы, но в итоге его радикализм шагнул из Интернета в реальный мир. Идеей можно мотивировать любые поступки, даже самые страшные… Но когда ради идеи отнимается бесценная человеческая жизнь, «честная борьба за идеалы» делигитимизирует себя, превращаясь в тяжкое преступление.

Норвежский теракт стал ударом по излюбленному детищу западных левых — идеологии мультикультурализма. Но что же собой представляет пресловутый мультикультурализм? Насколько он распространен в мире? Естественным или же искусственным путем зародилась его идея в недрах современных общественных устоев? На эти и многие другие вопросы нам ответил Эндрю Андерсен, доктор философии, научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований при Университете Калгари в Канаде.
Эндрю Андерсен.





Провал проекта

«Новый Вавилон»?

— До недавнего времени мультикультурализм являлся официальной идеологией Канады. В среднем Федеральное правительство тратило около 20 миллионов долларов в год на мультикультурализм. Из них 13 миллионов в виде субсидий и взносов уходило на «культурное развитие» различных этнических общин, населяющих эту страну. На этом фоне нам было бы интересно услышать ваше мнение.

— Чтобы рассуждать о мультикультурализме, следует попытаться дать определение такому понятию, как культура. Культурологи до сих пор не смогли договориться между собой, что же подразумевается под этим словом. Это позволяет нам предложить собственное определение, согласно которому культура — это совокупность способов обеспечения пропитания, безопасности и других приемов и методов, используемых обществом с целью выживания. Это охватывает особенности обработки пищи, изготовления одежды и конструирования жилища, построения семей, религию и другие формы духовного развития. Наши апологеты мультикультурализма почему-то чаще всего упоминают народное искусство и этническую кухню, которые представляют собой лишь надстроечные элементы той или иной культуры. Они ошибочно полагают, что, угощаясь пахлавой и созерцая танец живота, они «живут разными культурами». А ведь культура — это многогранный, веками сложившийся стиль выживания в определенных условиях. Теперь отвлечемся от пахлавы и зададимся вопросом, может ли человеческое общество, сформировавшееся под влиянием конкретных условий, выжить, используя одновременно несколько противоречащих друг другу методов выживания? Однозначно — нет! Таким образом, сам термин «мультикультурализм» лжив по своей природе и дезориентирует тех, кому его предложили.

Про Канаду можно лишь сказать, что государству пока удается обеспечивать безопасность и показную этнорасовую терпимость в нашем обществе эмигрантов или потомков эмигрантов, прибывших из самых разных стран. Но ведь и в канувшем в небытие СССР, казалось, тоже удавалось совмещать в одной империи приверженцев совершенно различных культур. Однако стоило карательному аппарату системы лишь слегка ослабить контроль, как «изжившие национально-культурные предрассудки» незамедлительно проявили себя резней в Фергане и Сумгаите, этническими чистками в Абхазии, Карабахе, Чечне, Осетии, Ошской области Кыргызстана и т.д.

В современной Канаде закон жестоко пресекает внешние проявления этнического, расового и религиозного неприятия. Параллельно до недавнего времени работала пропаганда, прославлявшая мультикультурализм. Но в Канаде ситуация с культурами очень сложна. На ее огромной территории исторически сформировались, по крайней мере, четыре совершенно разные культуры. Две культуры коренных народностей: индейцев и эскимосов (инуитов), а также — две культуры пришельцев, создавших государство Канада на земле коренных жителей: франко-канадская и англо-канадская. Тем не менее до сих пор здесь доминирует англо-канадская культура, которая постепенно меняется, по мере переселения сюда мигрантов из разных стран мира. Принимая доминирующую культуру, мигранты изменяли ее по мере того, как она изменяла их. И как бы это неожиданно ни звучало, но этнические, религиозные и расовые предрассудки существуют здесь сегодня, как существовали всегда. Только чаще всего — скрыто.

Не обходится и без переноса мигрантами межэтнических проблем из «старого света». Это проявлялось в разные годы, даже на уровне политкорректных мероприятий в университетах, будь то конфликт вокруг выставки сербских и хорватских художников в одном зале или вакханалия насилия, спровоцированная агрессивной пропалестинской группой перед встречей с представителями Израиля для обсуждения ближневосточного вопроса. Порой этническая нетерпимость проявляется и в быту. Так что сегодняшняя стабильность Канады в плане межэтнических, межрасовых отношений может оказаться иллюзией в случае резкого изменения обстоятельств и разрушения сдерживающих механизмов.

В поисках примеров

мультикультурализма в мире

Если абстрагироваться от экономической мощи, то зона контроля апологетов «политкорректности» и «мультикультурализма» (страны Западной и Центральной Европы, а также США и Канада) — это меньшая часть населенной территории земного шара. Большинство жителей этой территории еще не могут искренне воспринимать официоз, но большинство, чтобы не прослыть маргиналами, не станет демонстрировать антипатию к туркам, арабам или африканцам. Хотя даже это имеет односторонний характер: мусульмане Европы, например, не боятся выражать презрение к христианским ценностям, а афроамериканцы США — к своим «белым согражданам». А уж на бытовом уровне и здесь предостаточно разногласий даже между коренными жителями, не говоря уже о проблемах с мигрантами.

А теперь продолжим путешествие из «зоны толерантности» далее на Восток, откуда восходит солнце. Как же обстоит дело с мультикультурализмом в Азии — самой большой части света (29% суши), в которой проживает большинство человечества (60% с тенденцией к увеличению)? В Турции, например, быть представителем этнического или религиозного меньшинства — сродни уголовному преступлению. Практически полная зачистка Турции от армян и греков в 1915–1922 годах, завершившаяся грандиозным пожаром в европейских кварталах Смирны (Измира), говорит сама за себя. Тогда Турция вырвала из себя элементы мультикультурализма, как сорняк. Для немногих оставшихся представителей этнических групп, относящихся к другим культурам, и сегодня страшно заявлять о себе.

В Японии отношение к «чужим» настолько натянутое, что демонстрация даже элементов иной культуры практически не разрешается, за исключением севера Японии, где европеоидным айнам разрешили «развивать культуру», но только на декоративно-бытовом уровне, в резервациях. А иностранцам гражданство Японии не предоставляется, даже если они связаны с японцами узами брака.

В Индонезии до сих пор случаются массовые убийства гастарбайтеров, приезжающих с соседних островов внутри одной страны. В меньших масштабах подобное происходит и на Филиппинах. В Малайзии и Брунее жесточайшей дискриминации подвергаются китайцы, живущие здесь более тысячи лет. В самом Китае к этноменьшинствам относятся с нескрываемым презрением. Что, впрочем, взаимно. Есть немало примеров кровавых этнорелигиозных погромов в Индии и Шри-Ланка, а также жестокого преследования религиозных меньшинств в Пакистане. Так что попытки проповедовать ценности мультикультурализма жителям Азии (большинству человечества) встретят в лучшем случае снисходительную улыбку, а в худшем — издевательский смех.

Многообразный Кавказ

Кавказ издавна отличался богатством культурной палитры. Но за последние сто лет там прослеживается тенденция на «сворачивание» этнического многообразия и создание монокультурных обществ. Не пытаясь объять необъятное, оставим за рамками разговора Северный Кавказ. Рассмотрим Южный Кавказ, территории Азербайджана, Армении и Грузии (самопровозглашенные «государства» на оккупированных территориях будем считать частью этих стран). Если взглянуть на этническую и конфессиональную карты Южного Кавказа, подготовленные к печати Э. Андерсеном и Г. Парцхаладзе в результате многолетних исследований, увидим, что в начале XX века в этом регионе сложились три классически «мультикультурных» города: Баку, Тифлис и Батуми. Были также две маленькие, но ярко выраженные территории — Абхазия и Мугань, а также большая «мультикультурная» Карская область.

Но сегодня этническая картина здесь принципиально иная, чем сто лет назад. Начиная с 1915 года и заканчивая недавней русско-грузинской войной, этот регион был ареной настойчивой и крайне жестокой борьбы за «монокультурность». Ее начала Российская империя, а продолжили турки, вторгавшиеся на Кавказ в 1918–21 годах. К 1920 году с «мультикультурализмом» было покончено в Карской области, на Мугани, в Зангезуре, Нахичевани, Ереване. Двухкультурный город Шуша на 10–15 лет превратился в руины. Помимо этого, за годы советской власти с Кавказа исчезли все островки немецкой культуры и многие анклавы греческой, русской и эстонской культур. В ходе карабахской войны окончательно стала монокультурной Армения. Азербайджан — практически тоже, если не считать малочисленных и культурно близких азербайджанцам талышей, аварцев и цахуров. Некогда космополитичный Баку просто исчез. Бесследно исчезла и «русская Мугань».

А в Абхазии полностью ликвидировать этническое многообразие пока не удалось, поскольку этночисткой там занимаются апсуа, еще недавно составлявшие менее 20% абхазского населения, что делает задачу монокультуризации сложной и долгой. Существенные этночистки прошли в 2008 году в Цхинвальском регионе, где в ходе создания «Республики Южная Осетия» стерты с лица земли сотни грузинских сел. По сути дела, единственной страной, не проводившей этнических чисток, являлась и является Грузия, и только здесь на сегодняшний день сохранены элементы мультикультурализма. В целом же Кавказ — очень чувствительный регион, и происходящие здесь события часто являются знаковыми в мировом масштабе. И сегодня многие битвы, и в прямом и в переносном смысле, все еще идут здесь или готовятся. Мой интерес, в частности, к Грузии в последние годы проявился в работе над книгой «Забытые войны на Кавказе, 1914–1921» совместно с Георгием Парцхаладзе.

Единство в различии

В плане мультикультурализма едва ли будет преувеличением сказать, что этот социальный эксперимент руководства стран «Золотого миллиарда» не удался. Евросоюз, Канада и Австралия резко урезают эмигрантские программы. В США они почти полностью закрылись. Но великое переселение народов все еще лихорадит мир. И мультикультурализм может послужить инструментом замены одной культуры на другую или же кардинального изменения доминирующей. Причем такое изменение может быть «последней надеждой революционеров» в обществе, которое не хочет меняться с помощью традиционной революции. Мультикультурализм также способен эффективно раскалывать, сегментировать общество, что повышает в разы возможность манипуляций. Какая альтернатива? Ее можно найти в истории человеческих цивилизаций, насчитывающей многие тысячи лет: многообразие культур с различной степенью уважения территории каждой культуры. Конечно, культуры все равно будут изменяться, и число последователей одних будет расширяться, а других — сокращаться. От этого никуда не деться. И не надо пытаться чинить препятствия взаимопроникновению отдельных элементов различных культур, способствующих взаимному обогащению. Но взаимопроникновение элементов — не есть мультикультурализм.


Олеся КУПРЯНЧУК

наш собкор, Торонто


http://gazeta.aif.ru/online/tbilisi/498/15_01?print