heshilao (heshilao) wrote,
heshilao
heshilao

Categories:

Грузинские народные предания и легенды

ГРУЗИНСКИЕ НАРОДНЫЕ ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ

 О БОЖЕСТВАХ-ХВТИШВИЛАХ

http://www.geolit.nukri.org/


49.Гахуа и хевсурские джвари

   Гахуа из села Бацалиго был доверенным у хевсурских джвари. Как мы, люди, говорим друг с другом, так говорили с ним они. Все сообщали они ему заранее, всегда брали с собой — то в поход, то на бой с дэвами, то туда, то сюда.
Однажды Гуданский джвари, слава его силе, Хахматский джвари и Иахсар решили идти на войну с дэвами. Договорились. Сказали:
   — Из смертных кого нам надо? Кого взять в помощь?
   — Гахуа возьмем с собой,— сказал Гуданский джвари. Послушались его Хахматский джвари и Иахсар. Вызвали Гахуа. Сказали, в чем дело.
   — Тяжело мне с вами, стесняюсь вас очень, но, великие господа, как смею отказать вам! Пойдем,— ответил им Гахуа.
В четверг, сев на белых коней, поехали они. Ехали, долго ли ехали, мало ли ехали, подъехали к большой роще из буков и дубов на берегу реки, — Ты, Гахуа,— сказали они мне,—позади, неподалеку следуй за нами.
   Проехали еще долгий путь. Завидели вдали большой дворец. Узнали мы, что девятиглавоГо дэва Бакбака, жившего там, не случилось дома. Ворвались мы, перебили его детей и жену. Гуданский джвари на часах стоял снаружи. Я и Самд-зимар вошли. Набито было все золотом и серебром. Я на это загляделся. Хахматский джвари говорит мне:
   — Не надо нам этого, нет, иди за мной!
Одна куча вся в норах была. Еле рука туда вмещалась.
   — Сюда сунь руку. Я не вижу, а ты, что попадется, тащи наружу,— говорит.
Засунул я руку. В каждой из нор лежала, свернувшись в клубок, змея толщиной с руку. Не мог дотронуться я.
   — Тащи, тащи это,— стала над головой благословенная Самдзимар.
Нечего делать, брал я их рукой, вытаскивал по одной. Наполнили мы хурджин.
   — На что эти змеи поганые? Хорошее что-нибудь возьмем с собой,— говорил ей.
   — Не знаешь ты, что это, узнаешь после,— говорит мне Хахматский джвари.
   — Бакбак коли застанет нас, поднимется большая свалка. За тебя боимся, нам-то не страшен он,— говорили мне.
Одно золотое пандури нашли, и то взяли с собрй.
   Быстро пошли мы обратно. Длинный путь прошли. «Ну, уж теперь все обошлось мирно»,— думали мы. Вдруг гудение какое-то послышалось. Глядим — ничего не видать. А гудит все ближе.
Погнувшиеся, безлиственные, голые буки застонали.
   — Вот тебе и на,— сказал Иахсар.— Бакбак гонится за нами.
Вышли мы наконец на безопасное место.
   — Теперь уже легко,— сказали джвари.
Сели мы. Отдохнули. Глядим — и что же мы видима жемчугом и драгоценными каменьями набит хурджин.
   — Что ж это? Змей мы туда положили,— сказал я себе.
   — Не ведаешь того, Гахуа, нет. Тебе казалось змеями драгоценное сокровище,— говорит мне Хахматский джвари.

50. Копала и дэвы

   Был кузнец Пиркуши. Была у него кузница и дом на горе, а на другой горе, напротив, был дом Копалы. Копала жестоко мстил дэвам. Ходил он и, где только поспеет, уничтожал их вместе с их детенышами.
Однажды вечером пришел он домой и говорит матери:
   — Мать моя. Эти три дня из кузницы доносится страшный шум и грохот. Что Пиркуши там делает?
Мать отвечает ему:
   — Не знаю ничего, что делает он там.
Рассвело. Встал Копала и пошел узнать, что происходит. Как перешел он на ту гору, видит, что дэвы там: кто дует в мехи, кто бьет по наковальне молотом, а Пиркуши учит их. «Сюда ударьте»,— держит железо. Таков Пиркуши, словно водой его полили,— обливается потом. Поглядел немного Копала и спрашивает:
   — Что это, дэвы, что вы делаете? Неустанно стучите и возитесь день-деньской.
Дэвы ответили ему:
   — Неустанно возимся мы и стучим, хотим выковать крепкое лахти и убить Копалу.
Только и дал им это сказать Копала, да как налетит на дэвов! В самой кузнице перебил всех. Один успел убежать, да погнался он за ним, догнал на Тавпараванском озере и убил и его там.

51. Копалово ниши

   Один тианетский житель, родом Фабури, шел в Тианети. Нес он с собой сито. Как приблизился он к Тианети, жарко ему стало и сел он отдохнуть в лесу, в тени. Не прошло и немного времени, как идет дэв. У дэва на спине висит большой камень, прикрепленный цепью, а в руках он держит серебряную чашу.
Фабури сказал ему:
   — Что это ты несешь? Присядь, отдохни.
Сел дэв,) снял камень, положил рядом чашу, и начали они беседовать. Прошло порядочно времени, Фабури достал хлеб, предложил и дэву, и стали они есть. Да Фабури глаз не может от чаши отвести. Долго они беседовали и ели, и захотелось им пить. Фабури и говорит дэву:
   —  Сбегай, ты быстрее вернешься, принеси воды, напьемся и приятнее поедим и отдохнем. Дэв говорит:
   — Чем же я воду принесу? Мне ведь не лень, да не в чем. Фабури говорит:
   — В сите принеси.
Пошел дэв, и не видно его, потому что река далеко. Фабури ухватил чашу и помчался к своему покровителю Хмале, хати которого напротив было, на горе. Фабури бежит и кличет своего Хмалу:
   — Помоги, Хмала! Эту чашу я тебе жертвую!
Дэв сунул сито в реку, достал — не держит оно воду. Тогда понял он: «Должно, обманул меня тот человек и похитил мою чашу». Несет он пустое сито. Прибежал туда, где сидели они вдвоем. Видит: ни человека, ни чаши. Вскинул себе на спину цепь и погнался за Фабури. Быстро нагнал он его. Как увидел тот, что догоняет его дэв, закричал:
   — Помоги мне, Хмала, не то съест он меня!
Быстро пошел ему на помощь Хмала, да ничем помочь не успел. Дэв смял Фабури, отнял у него чашу и проглотил его.
Обидно стало Хмале, что дэв оказался сильнее, но не отстал он от него, пошел рядом. Злость разбирает Хмалу. Приглядывается, хочет ударить дэва, но не решается, а отстать не отстает.
На счастье Хмалы проходил там Копала. Узнал Хмалу и спрашивает:
   — Хмала, что ты идешь за этим нечистым? Хмала пожаловался ему:
   — Был у меня очень верный слуга. Отнял у дэва он ту чашу, что держит сейчас в руках дэв, побежал с ней ко мне. Надеялся он, что помогу я, не дам дэву проглотить его. Да я не успел ему помочь, и съел дэв благородного моего слугу. Теперь прошу тебя, Копала, убей его, не дай ему торжествовать надо мной, а чаша пускай достанется тебе. Не жаль мне ее для тебя.
   Сказал это Хмала, и бросился Копала на дэва. Раз ударил его и уничтожил тут же. Чашу Копала забрал, Хмала остался ни с чем. А камень и цепь там же остались. И сегодня молятся тому камню и цепи. То место зовут Копалово ниши.

52. Лега и Копала

   Лет тридцать тому назад был, говорят, в Тианети один старый человек — Лега Тегерашвили. Потерял он однажды кобылу с жеребенком. Узнал он об этом только под вечер, в пору, когда стада возвращались домой. Пастухи сказали ему, что видели, как паслись кобыла с жеребенком на берегу реки, неподалеку от деревни.
Тотчас пошел Лега, чтобы пригнать кобылу домой: боялся, как бы волки ни причинили ей вреда. Как стал он подходить к месту, указанному пастухами, глядит и видит; тут же, возле самого берега, стоит, оказывается, жена его родича. Крикнула ему женщина:
   — Батоно, чего ты ищешь здесь? Старик ответил:
   — Сказывали, здесь паслись кобыла моя с жеребенком, их я ищу.
   — Да вот, батоно, кобыла твоя с жеребенком, чуть пониже пасутся. Пойдем, доведу,— сказала ему соседка.
Пошел старик за ней. Сколько ни спрашивает, где же они, столько отвечает она: «Да вот, дошли мы уже». Водила, водила его да завела в один дом и заперла двери. Глядит старик и видит, что это не соседка его, а совсем другая, незнакомая женщина. Тогда понял он, что обманут. От страха шапка на волосах поднялась. Старается он выйти, да дверей найти не может. Мучался он долго. Видит, ничего у него не получается, и говорит этой женщине:
   — Если веришь в бога, покажи мне, где тут двери, и дай выйти отсюда.
Женщина отвечает ему:
— Коли ляжешь со мною этой ночью, открою тебе двери и пойдешь домой с миром, коли нет — живым не выйти тебе отсюда.
Старик говорит ей:
   — Не говори ерунды. Я подобными делами не занимаюсь. Да и потом, разве те у меня года, мое ли это дело? В дочери ты мне годишься.
Тогда встала эта женщина, открыла двери, показала ему прямую дорогу и сказала:
   — Стань на эту большую дорогу и иди.
   Пошел этот человек. Идет по дороге и не понять ему никак, день то или ночь: солнца не видать, но светло как днем. Идет он и видит, что где плугом пашут, где ниву жнут, где лопатой копают, но работают все молча, никто не говорит ему гамарджвеба и не благодарит в ответ на приветствие. Среди этих людей узнал он многих соседей, а также скотину. Все это были ранее утонувшие люди, и скотина вся та, которая удушена была. Узнал он и хромую козу, которую прирезали на поминки его соседа, утонувшего в реке. Увидел он ту козу рядом с тем утопленником.
   Прошел старик некоторый путь и дошел до перекрестка. Пересекала путь такая же широкая и большая дорога, как та, какою он шел. Стоит на перекрестке и думает. Не знает, по какой дороге идти. Ни до чего не додумался, решил идти обратно, спросить у той же женщины, куда идти дальше.
Курил тот старик махорку. Достал он кисет, сел и начал курить. Глядит и вдруг видит: чудесный юноша мчится на коне, как птица по воздуху. Подскочил к старику юноша и спрашивает его:
   — Куда идешь и откуда?
Старик рассказал ему все: как прикинулась соседкой женщина, как заманила его в дом, заперла двери, а потом вывела его на эту дорогу. Сказал и о том, что подошел он к этому перекрестку и не знает, по какому пути идти, что думал он вернуться к той женщине за советом.
Тогда сказал ему юноша:
   — Я — твой герой Копала, на которого ты молишься, ты — верный мой слуга. За кем же, проклятым, последовал ты? Кто поставил тебя на этот колдовской путь и направил к твоему отцу? Там придушили бы тебя и съели. Вставай скорее, сядь ко мне на коня и поедем.
Взял старик да подсел к нему. Повез его Копала. Подъехал, к самой середине Базалетского озера, проехал через него на лошади и подвез к Душетскому ущелью. Только провез его по ущелью — и рассвело. Сказал ему;
   — Теперь не бойся, иди. Да не до шуток сейчас, не усни где-нибудь, иди прямо домой.
Заболел после этого старик, забрало его в кадаги. С тех пор Копала поставил его своим деканози до самой кончины.

53. Пудзис ангелози

   Мы ранее в Хевсурети жили. О пудзис ангелози никто не слышал. Оказывается, однажды тамошний житель корову потерял там, где сейчас пудзис ангелози восседает. Та корова пришла и отелилась в том месте, где сейчас хати. Ходят, ищут и не могут ее найти. Потом нашли. Видит хозяин, что отелилась она. Хочет взять того теленка на руки и не может. Видит— теленок. Разве трудно его поднять? Тянет — не может. Оставил, вернулся домой и спрашивает народ:
   — Корову нашел я мою, отелилась, да не смог поднять теленка.
   — Как же не справился, теленка не смог поднять, вражья мать! — говорит один.
Пошли, и он не смог.
   — Не могу,— говорит. Старейшина сказал:
   — А ну пойдем и скажем: «Ангел этого места, пудзис ангелози, разреши нам взять этого теленка, тебе мы его посвящаем».
Пошли. Сказали так и взяли теленка. Тогда сказал старейшина:
   — То ангел этого места, пудзис ангелози.
   Там и утвердился он. Потом проявил себя полностью. Потом усилился и могучим стал. Он помогает своим слугам и за пределами страны. Слуга ли его, не его ли слуга,— каждому, кто помянет его имя, поможет он. Человек, перепугавшись, подумает: «Трудно мне, помоги!» В ту же минуту он явится в виде огня. Нам же он в человеческом образе является — дека-нози, одетым по-черкесски, в золотой шапке, золотой чохе и архалуке, с газырями. Красавец такой, всё на него смотреть захочешь.
   Вот то борец с дэвами-идолами! В Бакурхеви дэвы жили, в Сакерпо. Никого не пропускали из слуг пудзис ангелози. По эту сторону ущелья ходили они, хоронились от них. Потом собрались раз хвтишвилы, пудзис ангелози их собрал. И то место, где восседает пудзис ангелози,— бывшее поселение дэвов. Иахсар сказал ему:
   — Поселись здесь ты, чтобы не расплодились они вновь: Он и поселился. Уж от него никто не уйдет!
   В Укенахо поселение дэвов было. Вроде людей они были, только ноги назад выворочены и большого пальца нет. Кузнечное дело — их выдумка. Где только жили они, всюду кузницы ставили. И там они жили, подобные людям. Там, где теперь мы молимся, была дэвова молельня, их святыня. Собирались они и молились.

54. Копала-Иахсар

   Впервые, когда Мориге хвтишвилов с неба спустил, в Гергети он их поселил тогда, у подножия горы Гергети. И не разрешал он им ходить по земле открыто и бороться. Но созданы они были для того, чтобы вести бои с дэвами, так как дэвы смертных уничтожали, убивали и всячески притесняли их. Ангелы и хвтишвилы еще не общались с людьми, и дэвы-идолы владели землей. Некому было противостоять им, и, как того желали, так и вели они себя. Измучился народ, не знал, как быть.
   Народ через прорицательницу одно лишь узнал: хвтишвилы находятся в Гергети и созданы для оказания помощи людям, но богом еще не дано им право действовать.
На горе Рошки жили дэвы (там, где и сейчас молятся жители Рошки матери дэвов). Была у них кузница, и, кроме них, не было в Хевсурети других кузнецов. Кто приносил к ним что-либо для ковки — упряжь вола или другое,— они требовали взамен женщину, ту, которая красивее всех была в доме,— невестку либо дочь. Назначали цену работы, оценивали и посылали сказать:
   — На столько ночей пришлите такую-то женщину, а нет — не исполним работу.
Не было другого выхода, и подчинялись они воле дэвов.
   У одного человека была очень красивая жена, и за ковку плуга ее потребовали. Очень нужен был плуг, без него погибли бы люди с голоду. И послал тот человек жену.
Вернулась жена, сказала ему:
   — Лучше убил бы ты меня, чем посылать туда,— и заплакала.
Горько стало тому человеку, и не знал, он, как ему быть. Был у него один белый бык, и сказал он:
   — Давай, зарежу я того быка богу, и, может, облегчит он наше положение. Мориге-бог внял наконец мольбе людей и послал для избавления людей Копалу. Вручил он ему большое лахти и даровал ему силу и могущество на уничтожение дзвов — мучителей людей.
Копала явился и на горе Пшави, на вершине Удзилаурта, что называют Оленьим гумном, обосновался и стал выслеживать, где дать бой дэвам. В то время один из рода Хорнаули пахал поле прямо против села хорнаульцев Чишехи. Встал на горе Рошки один дэв и спустил с обрыва воды. И быков, и человека — всех унесло потоком. Вспомнил тот в тяжелую минуту, что слышал он, будто где-то объявился герой Копала, который бьет дэвов и помогает людям. Воскликнул он:
   — Герой Копала, помоги мне! Не дай воде унести меня! А поле мое, что пахал я, прими от меня в жертву!
Услышал тотчас же это Копала и в ту же минуту явился, остановил поток и спас человека от смерти. Потом кинул он лахти из Чишехи и предал огню жилище дэвов. А потом пошел и перебил всех бывших там дэвов. Один из дэвов влез в крепость Рошки спасаясь. Кинул лахти Копала и обрушил угол крепости. Дэв выскочил и оттуда и спрятался под скалой на горе Рошки. И в эту скалу метнул Копала лахти, рассек ее надвое и вышиб дэву глаз. Та скала и сейчас зовется скалой Иахсара, но удар лахти нанесен Копалой. Да это все одно: хочешь — назови его Иахсаром, хочешь — Копалой. Без одного глаза бежал отсюда дэв и влез в озеро Абуделаури. Иах-сар бросился за ним, отрубил ему голову. Поверхность озера покрылась дэвовой кровью, и Копала-Иахсар не смог подняться на поверхность, пока не зарезали над озером че-тырехрогого и четырехухого барана. Тогда лишь поднялся он.


Tags: -georgia - sakartvelo-, khevsureti
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments